Кандидат в депутаты Государственной думы по одномандатному округу №218

«Деловой Петербург» выяснил, какие новые сложные схемы откатов придумали коррупционеры

Кремль хочет сажать чиновников не только за взятки в конвертах, но и за участие в более хитроумных комбинациях. В ответ схемы откатов становятся сложнее. Государство сделало очередной шаг в борьбе с коррупцией.

Президент Владимир Путин предложил сажать в тюрьму не только взяточников, но и тех госслужащих, которые, не получая взятки напрямую от предпринимателей, требуют преференций для связанных с ними лиц и компаний.

В ответ на ужесточение контроля коррупционеры придумывают все более сложные схемы откатов. Благодарить служащего за содействие, предлагая ему взятку в конверте, давно стало моветоном. Благодарность принято выражать иначе, например приглашая на субподряд компанию, которая по формальным признакам не имеет никакой связи с чиновником. Доказать заинтересованность госслужащего в этом случае практически невозможно. К тому же благодарить теперь принято не за нарушение закона, а за его соблюдение.

 

Президент призывает сажать

Суть поправок в Уголовный кодекс, внесенных президентом в Госдуму, в следующем. Владимир Путин предлагает не только штрафовать коррупционеров, но и лишать их свободы. А перечень преступлений в ст. 184, 204 и 290 УК РФ дополнить случаями, когда некие преференции оказываются не самому должностному лицу, а по его указанию кому–то третьему. Причем для посредника, который помогает подкупить чиновника, тоже вводится уголовная ответственность.

«С 2011 года наблюдается существенный рост доли штрафа, назначенного в качестве основного наказания за коммерческий подкуп и взяточничество», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. Штраф за взятку зависит от ее размера.

 

shema1

 

shema3

 

Однако определить величину взятки можно, только если она дается чиновнику деньгами или материальными ценностями. А если имеет место завуалированный откат, коррупционера не оштрафуешь. Например, в качестве благодарности за содействие в получении госконтракта подрядчики нанимают на субподряд связанную с чиновником компанию. Материальная заинтересованность служащего очевидна, но уголовная ответственность за это сейчас не предусмотрена.

 

Концы не видны

Несмотря на декларируемую государством борьбу с коррупцией, всевозможные исследовательские компании традиционно включают Россию в списки самых коррумпированных стран.

Так, в ежегодном рейтинге «Индекс восприятия коррупции» (составляет Transparency International) РФ входит в число 50 наиболее коррумпированных государств мира. В 2015 году (уже 4–й год подряд) Россия заняла 48–е место в этом перечне, уступив таким странам, как Сьерра–Леоне, Гамбия и Гватемала (соответственно 47–е, 46–е и 45–е места).

PricewaterhouseCoopers (PWC) в отчете «Всемирный обзор экономических преступлении?» отмечает, что по многим позициям Россия опережает среднемировые показатели. Например, уровень мошенничества в сфере закупок в России составляет 52%. Среднемировой показатель мошенничества — 29%. Наиболее рискованными эксперты назвали этапы выбора поставщиков (71% респондентов PWC заявили, что сталкивались с этим за последние 2 года), подачи конкурсных заявок (66%) и сдачи–приемки товаров или услуг (60%).

Однако борьба с коррупцией все же дает свои плоды. «Схемы откатов в системе госзакупок становятся все более изощренными. Еще несколько лет назад было несложно проследить связь компании–выгодополучателя с конкретным чиновником. Вспомним хотя бы трубное дело, или историю «Флоры», или «Оборонсервиса». Там все участники были напрямую связаны с чиновниками — фигурантами уголовных дел», — говорит глава крупной петербургской адвокатской фирмы.

Действительно, например, никому не известная компания «Флора» в 2008–2009 годах выиграла четыре тендера — на строительство КАД и на реконструкцию набережных Обводного канала — на общую сумму 18,3 млрд рублей. С работой подрядчик не справился, контракты у него отобрали в 2010 году. А в 2011–м прокуратура сообщила, что компания нанесла бюджету ущерб в 1 млрд рублей. «Флора» привлекла на субподряд фирму «Ленстройсервис», учредителями которой были сотрудники Дирекции по строительству КАД, — это было условием получения миллиардных контрактов. «Теперь госслужащие уже не поступают столь опрометчиво и не регистрируют фирмы на себя и родственников. Даже на друзей не регистрируют. А оформляют на подставное лицо, стараясь, чтобы его имя вообще никак не пересекалось с именем чиновника», — поясняет адвокат.

Взятка за соблюдение закона

Характерной приметой кризиса стало то, что бюджеты госконтрактов сокращаются, поэтому теперь в сметы проектов обычно не закладывают «откатную» долю. Раньше она обычно составляла 30% от стоимости госконтракта, а в некоторых проектах достигала 70%.

«Теперь от генподрядчика требуют взять «нужного» проектировщика, или пригласить рекомендуемую консалтинговую компанию, или закупать стройматериалы у определенных поставщиков. Им отходит значительная часть прибыли генподрядчика», — говорит директор строительной компании.

«В последние пару лет на нас активно давят: срывают конкурсы, жалуются в антимонопольную службу — вынуждают уступить генподряд. Но в Петербурге у нас нет конкурентов, и победитель конкурса все равно привлечет нас», — говорит глава крупной компании, специализирующейся на инфраструктурном строительстве.

Традиционная взятка — это благодарность за услугу, оказанную в нарушение закона. Сегодня в моде другой тренд: денег требуют за то, чтобы закон соблюдался, делится наблюдениями руководитель компании–поставщика. Это происходит на каждом шагу: согласование документации, приемка работ, оплата.

«Чиновник говорит: ваши документы задерживаются в инстанциях. И оплата работ вместе с ними. Или якобы потерялись документы. Судиться — значит потерять минимум год. Выходишь из кабинета — а там душевный лоббист, готовый помочь протолкнуть документы», — говорит руководитель.

Лоббисты приходят на помощь и когда нужно согласовать документы, четких критериев для которых нет. Например, в 2016 году в Петербурге ввели обязательное согласование архитектурно–градостроительного облика новых объектов. У строителей это энтузиазма не вызвало, признает председатель совета директоров «Лидер Групп» Александр Рассудов: «Эстетика — вещь субъективная, что одному красиво, то другому вовсе нет».

Конечно, сразу появились эксперты, готовые подтвердить: новая жилая высотка по красоте не уступает Исаакию. «Бизнес сам активно предлагает должностным лицам поделиться прибылью, чтобы получить заказ. К сожалению, в российских реалиях это является своего рода механизмом продаж», — резюмирует первый вице–президент «ОПОРЫ России» Павел Сигал.

 

http://www.dp.ru/a/2016/05/24/Dvigatel_progressa/